О бедном налиме замолвите слово!

В последнее время между стихийно организованными и сознательно разрозненными украинскими рыболовами разгорелся страстный спор о налиме, о том, относится ли эта рыба к заповедным или обычным представителям ихтиофауны наших широт. На мой взгляд, доводы обеих сторон не аргументированы и основаны на микроскопическом опыте и мизерных знаниях, почерпнутых в основном из кроссвордов…

Относительно недавно, переключая программы, наткнулся я на эпохальный просветительский проект – передачу «Ни хвоста ни чешуи». С экрана телевизора два адепта спортивного рыболовства (Е.Ф. и Р.Я.) словом и делом поучали меня (и, надо полагать, других случайных зрителей), как следует правильно ловить «неуловимого» налима. Бодренько рассказав нам, что, зачем и почему, мэтры лихо забросили снасти и для «сугреву» удалились из кадра. Ха! Нашли чем удивить! Эта рыбацкая хитрость, очень способствующая ловле налимов, была известна мне еще со времен развитого социализма.

Само собой разумеется, через некоторое время колокольчик одного из удилищ застенчиво звякнул. Вновь появившись в кадре, правда уже без былой лихости, Е.Ф. все же продемонстрировал мастерство подсекания и принялся выматывать снасть, удивленно приговаривая:

– Кажется, что-то есть. Интересно, что же это может быть? Ух ты, точно, что-то есть! Сейчас посмотрим, что это такое…

И каково же было мое (и не только мое) удивление, когда эксперт журнала «РМ» (так Е.Ф. анонсировался в титрах), вертя в замерзших руках двухсотграммового налима, брякнул:

– Во, блин, сомик!

Что тут сказать? Очевидно, не налимы у нас большая редкость, а грамотные эксперты.

А на вопрос о том, можно ли ловить налима или нельзя ловить налима, я бы ответил фразой лектора из «Карнавальной ночи»:

– Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе – науке об этом пока еще ничего не известно… Ха-ха!..

В январе далекого 1972 года мне посчастливилось участвовать в контрольном отлове налимов, который проводился в Киеве, на плёсах Труханова острова. Руководил изысканиями член-корреспондент ВАСХНИЛ и АН УССР, заведующий отделом ихтиологии Института зоологии АН УССР В.А. Мовчан. Тогда ихтиологи впервые разделились на два противоборствующих лагеря: одни требовали немедленно записать налима в «Красную книгу УССР», иные протестовали. Полемика была настолько принципиальной, что дело порой доходило чуть ли не до рукоприкладства. Теперь эта мышиная возня вокруг более чем скромной персоны налима меня умиляет. Но в те времена все воспринималось очень серьезно.

Представьте себе ученых мужей, седовласых и солидных, обремененных званиями, степенями, регалиями и заботами, с детским задором бегающих по кулуарам АХЧ Академии Наук и выпрашивающих ватники, телогрейки, валенки, калоши, фонари и т.п. А сколько было заказано в подвальных мастерских института ятерей, морд и вершей! Сколько было набрано рабочих и рыбарей… И всем были выплачены полевые, ночные, сверхурочные и командировочные (для тех, кто не в курсе, сообщу, что от Института зоологии до острова можно дойти пешком за 40 минут). Были задействованы машины, в т.ч. и грузовик с будкой, печкой и дровами. А сколько пролилось казенного спирта! До сих пор в фондах Зоологического музея хранится заспиртованный в до неприличия разведенной «гидрашке» наш самый крупный налим, вернее налимиха весом5276 г. А вот бидоны выписанного ректификата испарились – во благо Науки и Мыслей ее продвигающих.

А налимы времени зря не теряли. Мрачными, долгими и студеными январскими ночами подо льдом по песчаным мелководьям они шли на нерест рядами и колоннами. Их было столько, что представить трудно. Кули гигантских ятерей наполнялись за минуты. Причем в ловушки вперемешку попадались рыбы разнокалиберные – и маленькие, и средние, и довольно крупные, но все – половозрелые. Разумеется, пойманных налимов после осмотра, измерений и взвешиваний тут же отпускали. Правда, проф. Смагаржевский, подсчитывавший икринки в брюхах самок, еще год одаривал дорогих гостей кафедры зоологии КГУ налимьей печенью, бланшированной в пряном растительном масле. Ничего не поделаешь, наука требует жертв. Зато вопрос о причислении налима к лику краснокнижных «зверей» как-то сам по себе отпал и почти забылся. Хотя не насовсем.

Самым удивительным образом налим по сей день нет-нет, да и всплывет в каком-нибудь Дополнении, Приложении и Разъяснении к Правилам рыболовства во внутренних водоемах Украины, но уже не как исчезающий или редкий вид, а как малочисленный. А запрещен ли лов налима в том либо ином регионе или разрешен, зависит от того, кто эти пояснения писал, какими источниками при этом пользовался и как их понял.

Для наглядности приведу один из базовых первоисточников (эти и многие другие регламентации действуют и поныне, разумеется, с поправкой на стоимость денежных знаков).

Таксы для начисления взысканий, в рублях, за ущерб, причиненный гражданами выловом ценных видов рыб, независимо от размера

Осетр, гибриды осетровых 100

Стерлядь, усач 20

Форель, угорь, сом, буффало 10

Рыбец, сазан, белый амур,

черный амур, толстолобик, щука 5

Судак, карп, жерех 3

Лещ, тарань, вобла, налим,

синец, карась, карась, линь, чехонь 2

Утверждено Советом Министров УССР от 03.12.1974 г. № 548.

Вот такая ахинея, принятая за постулат, в разных интерпретациях до сих пор кочует по всевозможным регламентациям и лимитациям. Но даже из этого запретительного списка видно, что налим в наших водоемах вовсе не редкость, не то, что сом, щука или судак. А о количестве налимов, по крайней мере, в Днепре в районе Киева я уже говорил, и, думаю, меньше его с тех пор не стало. Тогда отчего украинские рыболовы и теперь считают налима рыбой редкой, чуть ли не реликтовой? Да потому, что наш налим – неуловим. Ну, почти неуловим, вернее, редко и мало ловимый. И вот почему.

Украинский налим – рыба неправильная и очень неудобная. Какому, скажите, здравомыслящему человеку придет на ум рыбачить пакостной осенней или зимней ночью, безлунной и ветреной, с дождем и снегом да еще в местах подозрительных и даже опасных? Ну разве что совсем уж отчаянному рыбаку. Но, как ни странно, таковые еще существуют! Оказывается, не перевелись еще любители острых ощущений и витаминной налимьей печенки, они-то нашего героя за редкого зверя не держат и до сих пор закусывают налимьими расстегаями и кулебяками.

Так что если на сутки-другие вы готовы отказаться от благ цивилизации, если вам по вкусу правильные зимние пироги, рискните и ловите налимов на здоровье! И не переживайте: любительское рыболовство налимьей популяции нисколько не навредит.

Думаю, в особом представлении налим не нуждается. Единственное, о чем стоит упомянуть, так это о его патологической любви к холоду и темноте – вот уж воистину дитя Большого ледникового периода!

При температуре воды +12 °С налим перестает питаться, при +15 цепенеет и впадает в анабиоз, а температура выше +22 и вовсе опасна для его жизни. Максимально активен он, когда вода остывает до +0,5-4°С. В это же время, обычно в декабре-феврале, налимы нерестятся, а мальки появляются через полтора-два месяца, но не позже конца марта. Поэтому на севере налимов больше и там они крупнее, на юге – наоборот. В идеальных условиях налим за 15-25 лет своей жизни может вырасти до 1,5-2,0 ми весить при этом до30 кг. Но это, скорее, исключение. Хотя, как знать? В реке Вашка, там, где она впадает в Мезень, я самолично поймал пудового налима. Было это в августе. Правда, август на севере Архангельской области, что наш ноябрь, зато тамошние налимы ловятся даже днем, а у нас только ночью, обязательно темной и непогожей. Да и размеры наших налимов оставляют желать лучшего – максимум 1,0-1,5 кг, а в основном впятеро меньше. Но по слухам, впрочем официально не проверенным и не подтвержденным, в украинских верховьях Днепра, Десны и Сейма водятся налимы вполне приличные: двух- и даже трехкилограммовые, но это еще надо проверить!

На территории Украины налим обитает практически во всех крупных и средних реках, предпочитая места «крепкие» со слабым течением и каменисто-песчаным дном. Часто встречается в затонах и озерах с обрывистыми берегами, но только там, где со дна бьют холодные ключи, любит он чистую, холодную и богатую кислородом воду.

Лучшее время для ловли налима – поздняя осень, глухозимье и ранняя весна. Начиная со второй половины ноября в темные безлунные ночи налим клюет особенно охотно, причем чем ненастней погода, тем активней клев.

С наступлением зимы ужение налима прерывается лишь на период ледостава и продолжается уже со льда до начала нереста. В некоторых водоемах, особенно в озерах и малых реках во время нереста налим клюет вяло и неохотно, а на крючок попадаются в основном самые мелкие рыбы. Но в крупных реках нерестовый спад активности менее выражен.

После нереста налимы опять начинают усиленно кормиться, активность клева постепенно нарастает, достигая максимума к концу февраля на юге и к середине марта на севере страны. Таяние льда опять прерывает ловлю, но дней через десять ужение возобновляется и продолжается до спада и просветления воды.

Весенняя ловля не долговременна, и успех ее еще в большей степени, чем осенью и зимой, зависит от погодных условий. Как правило, активный весенний клев наблюдается только во время длительных похолоданий и заморозков, в самые непогожие ночи при резком северном и северо-западном ветре. По мере улучшения погоды и прогрева воды клев постепенно ослабевает и к середине апреля совсем прекращается. С этого времени налимы отказываются даже от самых лакомых приманок, становятся малоподвижными и вскоре, забившись в норы, под коряги или в каменистые расщелины, впадают в летнюю спячку. Исключением являются налимы, обитающие, как это ни странно, в Крыму, в холодноводных озерах полуострова, куда они были заселены еще в середине прошлого века. Здесь налимы продолжают ловиться все лето, но только дождливыми ночами.

Налим, прожорливый ночной хищник, питается мелкой рыбой, лягушками, моллюсками, личинками водных насекомых, червями. Не брезгует падалью. Хорошо ловится на несоленое сало, на внутренности домашней птицы и полоски свежей свиной, бараньей или говяжьей печенки и, разумеется, на живца.

Считается, что всем остальным наживкам налим предпочитает ерша. Но этот донный житель в камнях и корягах быстро находит укрытие и, забившись в узкую расщелину, становится для хищника недоступным. Поэтому на «крепких участках» лучше ловить не на живого, а на мертвого ерша, предварительно надрезав его по брюшку.

К месту ужения налимов можно привадить, опустив на дно кормушку, заполненную измельченными мясными отходами и сухой или сваренной кровью. Многие рыболовы утверждают, что для привлечения налимов лучшая привада – рубленая говяжья или свиная печень. Особенно эффективно этот корм работает на участках рек со слабым течением.

Осенью и весной в реках налимов ловят ходовыми и стационарными донками; в озерах – только донными удочками. Во всех случаях используют довольно жесткие спиннинговые удилища с весовым тестом до 35-75 грамм, длиной от 2,5 до3 метров, снабженные безынерционными катушками. Последнее условие продиктовано, по крайней мере, двумя обстоятельствами. Во-первых, при применении ветреной ночью безынерционной катушки удается избежать запутывания лески. Во-вторых, безынерционка позволяет производить дальние и точные забросы, избегая при этом резких взмахов, которые живцы могут и не пережить.

Компоновать оснастку можно по-разному, все зависит от конкретных условий ловли, а также от вкусов и привычек рыболова. Обычно используют основную леску диаметром 0,2-0,3 мм, грузило массой 40-80 ги поводки толщиной 0,18-0,25 мм. По большому счету, диаметр лески особого значения не имеет – налим рыба жадная и бесхитростная, наживку хватает верно, а при вываживании сопротивляется слабо, да и крупных рыб, требующих особо прочных оснасток, в наших водах, по-видимому, уже нет. Единственной причиной, которой можно оправдать применение лески диаметром более0,25 мм, есть то обстоятельство, что при ужении стационарными донками попавшемуся на крючок налиму удается забиться в укрытие, из которого его приходится буквально выдирать, уповая лишь на надежность снасти. По этой же причине использование шнуров также нецелесообразно: согласитесь, каждый раз менять 10-12 метровпосеченной о дрейссену плетенки – удовольствие не из дешевых, да и неудобств эта процедура, которую приходится проделывать в темноте и на морозе, доставляет немало.

Те же неудобства возникают и с поводками. Дело в том, что наживку налим заглатывает сходу и глубоко, и извлечь крючок из утробы хищника на месте очень сложно. Поэтому лучше пользоваться съемными поводками, закрепленными на грузиле или на основной леске при помощи карабинов. В этом случае поводок вместе с пойманной рыбой просто отстегивают, а на его место устанавливают запасной.

Когда ловят на широких реках или на участке реки с достаточно интенсивным течением, ставят один поводок длиной 50-100 см, а крепят его к нижнему краю грузила. При этом рыболов располагается на крутом, обычно правом берегу, выше перспективного участка, а снасть забрасывает наискось, чуть ниже по течению, с таким расчетом, чтобы приманку снесло в приваженное место. Если же удят на малых реках или в глубоко вдающихся в берег заливах, то устанавливают 2-3 поводка длиной 20-25 см. Закрепляют их на основной леске в полуметре от грузила. В этом случае расстояние между поводками не должно быть менее50 сантиметров. Снасть забрасывают под противоположный, желательно обрывистый берег и, устранив провисание лесы, ожидают поклевки.

Наживку налим заглатывает, стоя на месте, и поклевка отмечается плавным покачиванием кончика удилища или, если удилище держат в руке, мягким толчком и последующей несильной потяжкой. Подсекать следует в момент первой потяжки, когда рыба, заглотнув крючок, начинает уходить в сторону. Подсечка должна быть мягкой, не резкой, но достаточно широкой, как говорят рыболовы, «во всю руку».

Осенью и весной, да и зимой, но по открытой еще воде, налима можно ловить с лодки на обыкновенную зимнюю удочку. Для этого к концу основной лески диаметром 0,14-0,16 ммпривязывают крупную мормышку или плавно играющий балансир массой 15-30 гс одним либо двумя крючками № 5-6, а чуть выше, в 15-20 см, закрепляют поводок диаметром 0,12-0,15 мм, длиной 10-15 смс крючком № 6-8. На крючок мормышки можно подсадить пучок мотылей, а на крючок поводка навозного червя, полоску свежей печени или рыбную резку. Ловят такой снастью на глубоких закоряженных и каменистых участках водоема. Мормышку опускают на дно, затем медленно приподнимают на 10-15 сми вновь опускают ко дну, повторяя весь цикл с интервалом 5-10 секунд.

С наступлением ледостава клев налима обычно активизируется. В этот период очень интересной бывает ночная ловля на зимнюю блесну со льда. Наиболее уловистыми приманками считаются светлые блесны для отвесного ужения типа «трехгранки», утяжеленной «малой судачьей» блесны, С-изогнутой «ракушки» и «рыбки» длиной 5-10 см, шириной 0,7-1,5 см, с одинарным впаянным крючком. Весьма охотно налим хватает и судачий «вертолет». Ловить на искусственную приманку надо у самого дна, подбрасывая блесну не частыми и плавными взмахами удильника и чередуя вертикальное перемещение приманки с горизонтальным раскачиванием. Ужение начинают вечером с наступлением темноты и продолжают всю ночь с более или менее длительными перерывами.

Если удается определить пути кормовых или нерестовых миграций налимов, то длительность перерывов значительно сокращается и ловля, разумеется, идет успешнее. Обычно налимьи тропы проходят вдоль берега, вблизи прибрежных углублений, по кромке свалов в глубину, а их направление и протяженность зависят от местных условий: рельефа дна, глубины, состояния грунта. Определить направление и протяженность перемещений налимов можно при помощи донных удочек или жерлиц, установленных в лунках, пробитых по направлению от берега на глубину, с интервалом 1,5-2,5 м. Кстати, используя жерлицы, не следует снабжать их значительным запасом лесы. Вполне достаточно лески равной по длине полуторному расстоянию от поверхности до дна.

Да и вообще, промозглыми, холодными и морозными ночами рыболову вовсе не обязательно безотрывно дежурить возле снастей. Если ловить налима стационарными донками или жерлицами, то, снарядив снасти с вечера, проверить их можно и утром. Но если клев интенсивный, то контроль должен быть постоянным. Каждые полтора-два часа снасти приходится проверять и менять наживку. Разумеется, это менее комфортно, но, когда снимешь улов, неудобств, поверьте, не замечаешь!

Алексей Смехов

Фото Алексей Смехов